Сонгай против Сиама! История одной дуэли.

Следующую историю сочинил один из моих зрителей на основе этой дуэльной игры за Сонгай.

Глава 1. Работа.

-Али, я назову тебя Али, — голос матери, первое воспоминание.

Она рассказывала ему сказки — о мире духов, о том, что природа живая. Об испытаниях и гармонии, которая царит в них. И он отвергал навязанную извне веру, следуя заветам матери. Он помнил переправу сквозь огромную реку, и долгий путь на холм. Место, где был заложен Гао — его родной город. Спокойная бухта, надёжно укрытая от чужих глаз.

Он вспоминал время, когда он — малый пацан, трудился над созданием монумента неведомому правителю.

Тяжёлая работа, неизвестно во имя чего. Он смотрел на свои усталые руки. Чёрные, как и земля, из которой они и пришли.

-Воины нашли лагерь варваров, далеко на востоке, — новости быстро расходились по всему городу.

Новые территории, на которые у правителя, прячущего своё лицо, наверняка были свои планы.

Не слишком высокий, и… Белый.

-Игра начинается, — сказал он. — Поможешь мне?

-Если поможешь и моему народу, — отозвался Али. — И дашь свободу.

-Хорошо, у тебя будет возможность учиться, будь готов к многому, — услышал он.

Али сам возглавил небольшую группу разведчиков.

-Жить и развиваться, — решил он для себя.

Переправа через могучую реку Найгер, впадающая в их бухту, прошла успешно. И они двинулись дальше, исследовать эту территории. Они проходили мимо равнин, пополнив запасы воды в тихом озере. Туда приходили и несколько стад диких коров, пасшихся неподалёку.

Но было ещё нечто плохое — варвары. Грязные варвары, как он назвал их про себя. Не ценящие жизнь и природу, они нападали на его отряд, и все его воины храбро сражались, отражая атаки.

Следующие несколько лет они составляли детальный план местности, совмещая отдых с попытками бегства от нескольких отрядов, найдя ещё несколько пастбищ. Там были и лошади — благородные животные. Дружелюбные. Они могут стать их друзьями. Благославленный мир.

Всё, как говорила мать, и отныне он будет называть себя Ши Али Бер.

-Да, — тихий голос БЕЛОГО, казалось, прозвучал у него прямо в голосе.

Они вернулись в Тимбукту — новый город на берегу небольшого залива, прямо на границе с песками. Он сам командовал гарнизоном, щедро кидая камни на непрошеных гостей. Небольшой отряд воинов помогал ему в этом. Но сам их лагерь — на севере от города пока был неприступен, но  скоро придёт и его время.

И тут следующее задание — исследовать земли на юге, возле другого лагеря, откуда другие варвары совершали свои набеги.

Он принял сие задание с радостью.

Люди…

-Это колесницы, — люди с такой же тёмной кожей, как и у него самого, встретили их возле небольшой равнины.

Антанариво, город-государство, он послужит на благо народа Сонгай.

Они увели отряд рабочих, вступив в короткую войну.

БЕЛЫЙ всё уладил, ибо умирать Али откровенно не хотелось.

Следующее задание было странным — им пришлось обосноваться на холме, следить за узким проливом.

-Мерзкий Сиам, враги, — голос Игрока, как он себя называл, объяснил ему смысл жестокой Игры.

И он смотрел на чужой город, вольготно раскинувшийся на побережье. В один далеко не прекрасный день оттуда придут враги.

А сам Ши Али Бер взялся за ум, решив приносить больше пользы.

И его просьба была услышана.

Заданий для рабочих было с избытком, был намечен план первоочередных действий, чтобы люди были счастливы, им хватало еды, и было бы время для культурных развлечений. Коровы и лошади, и пантеон для молитв им — простой и понятный выбор их нации.

Дженне, новый город возле небольшой реки, на краю их континента, стал хорошей наградой за уничтоженных варваров, которые мешали Мельбурну — небольшому морскому городу, сотрудничавшему с Сонгаем. Тут Али уже привык к большинству белых лиц. Они казались слабее, и меньше рослых темнокожих воинов.

Гордость за свой народ, однако, не туманила разум. Сиам… Пришёл с войной. Триремы схлестнулись на море, и из Гао была видна жаркая рубка в ближнем бою.

События, казалось, слились в один быстро меняющийся калейдоскоп. Библиотеки, Чудеса Света, исследование вражеской территории, жестокие варвары с юга их континента.

И ко всему этому — метколучники из Сиама. Они пришли из-за пролива, переплавившись на маленьких лодках.

Али пришлось отдать правителю Сонгая должное — это был хороший план.

Внезапная атака, и Тимбукту в осаде. Единственное утешение — отряд разведчиков, с которым он прошёл столь многое, выжил.

А враг пёр и пёр вперёд. Город уже был почти захвачен, залпы лучников поджигали всё. Стрелки на колясках делали невозможное, атакуя и отступая. Раненые, они сражались по мере сил. И атака с моря, где две побитые триремы контролировали узкий проплыв к городу.

-Нужно держаться, — говорил он, командуя войсками. Только благодаря своему тактическому гению, и подсказкам Игрока, который уже не стеснялся в выражениях, они пока держались.

-Передохни, — приказ Игрока не обсуждался, и Али, смирив гордость, отправился отдохнуть. Его руки не будут лишними совсем скоро.

Глава 2. Гримасы войны.

Когда-то наступает такой момент, что чувства отключаются, и остаётся лишь голый расчёт событий.

Короткий, понятный, легко контролируемый.

Приказы и их исполнение. Результат, реакция, следующее действие.

Тимбукту держался. Из последних сил, держась буквально на волоске от поражения.

Выстрел колясками, отступить.

Принять удар на себя, подобрать раненых, отступить.

Выстрел меткими лучниками.

Принять ответный удар, отступить.

Если нужно — вылечиться, приняв дары земных духов.

Или морских, ибо на море тоже была драка.

Контроль над постройкой войск, и развитие науки.

Национальный колледж, и принятие морских путешествий. Золото, которого не хватало, и пришлось распустить команду целого галеаса, а труд его людей пошёл насмарку. Рынки — оживление торговли дало столь нужный проклятый металл, который стал кровью войны. Морские караваны в Мельбурн тоже помогли, и теперь можно было дышать спокойнее, сосредоточившись на боевых действиях.

Вдобавок — его самого попрекали тем, что он совсем не уважает официальную религию Сонгая, ведь анимизм — это прошлое. Но ему верили, и верили в него, делая его символом своего народа, рвущегося к процветанию.

Быстрое укрепление этой политики, при постройки Оракула — столь долгожданного чуда света. Это подстегнуло не только развитие городов, но и дало мотивацию войскам.

Атака Сиама захлебнулась — их галеасы попрятались в свои города, а лучники мертвы или отступили. Их тела будут разграблены и оставлены гнить. Земля не примет их.

Сонгайские пикемены и меткие лучники, при поддержке флота, изгнали захватчиков со своих земель.

Быстрый рывок по науке, подаривший небольшой период мира, и новая атака Сиама, который, казалось, совсем даже не ослаб, а готовил новую войну.

Арбалеты — новое, продвинутое оружие, и Великий Генерал, и Тимбукту опять в осаде.

Крепости, стрельба, постоянные смерти, но… Победа осталась за ними. За неё была уплачена дорогая цена, но победа есть победа. Всадники Мандекалу, и фрегаты склонили чашу весов в свою пользу, и теперь Сиам лишь огрызался, давая возможность Сонгаю привести дела в порядок.

Много что разграблено и уничтожено, предстоит очень много черновой работы. Но работа дарит и радость, и близость к земле, духи не оставят их в беде.

Глава 3. Цена власти.

-Аския, проходи, — Али пригласил своего военачальника к себе. — Как дела на фронте?

-Под контролем, — отозвался тот.

Ши Али Бер отвернулся лишь на мгновение, смотря на бухту, когда что-то, казалось, нарушилось естесственный ход событий.

-Ты недостоин, — услышал он тихий голос.

-Мой сын… — Али сморщился, превознемог боль. Лишь одна мысль крутилась у него в голове. Семья. — Мой сын.

-Будет жизнь, негоже ребёнку вождя погибать за ошибки своего отца, — Аския вытащил меч из падающего тела.

-ИГРОК! — крикнул он. — Я выполнил свою часть сделки.

-Это хорошо! — громкий голос. — Закончи начатое.

И Аския принялся за дело.

Достроил Мачу-Пикчу, недооценённый, решающий проблемы с золотом.

Литейный завод, закрепляющий превосходство над Сиамом.

Колосс, который поставит точку в этой игре.

В двух других городах строились фрегаты, и Аския не брезговал лично осматривать доки, контролировать ход производства. И контролировать, где и как трудятся жители.

Всадники Мандекалу — несколько доборвольцев отправились вплавь через океан, пограбить в тылу врага, нанести ему максимальный урон, разрушить экономику.

А сам Аския — совершил паломничество в Иерусалим, священный город Иудаизма, и окончательно закрепил за религией статус государственной.

Он заложил и Тегазу, ещё один город, в котором быль нужные Империи красители. Его пример военачальника вдохновлял многих, и великий учёный помог открыть Индустриализацию, открывая новую веху в жизни Империи.

Затишье на фронте, и… Пизанская Башня, давшая ещё одного Великого Учёного, создавшего Академию — на века. Чичен-ица, новые рабочие, развитие городов, строительство дымящих углём фабрик — он с гордостью смотрел на свою Империю.

Не зря он проливал кровь за неё, не зря.

Игрок подсказывал ему, что будет дальше, и они выработали окончательный план.

Артиллерия, укрепление территории под Синаем, и Иностранный Легион, который они получат, приняв догмат Свободы. Аския не возражал, и план стал воплощаться в жизнь.

-Повелитель, нашему фрегату едва удалось убежать от доброго десятка манильских каперов, — донесение одного из сонинке повеселило его.

-Адмирал, настало время, — скомандовал он тем временем.

И флот, стоявший неподалёку от Муанг Салуанга, перешёл в атаку, с поддержкой пушек, которые совсем скоро станут артиллерией.

Выстрел, почти полностью сносящий защиту города, фрегаты Сонгая занимают пролив.

И город, столь долгое время бывший страшилкой Империи, занят его войсками.

-Победа! — кричит он. Ему вторят его войска.

-Победа, — тихий шёпот Игрока заставил его взгдрогнуть. — Скоро увидимся вновь.

-Аския и победа, — только и успел ответить великий Император, когда яркая вспышка погасила его сознание.

Эта история была закончена.